Троице-Стефано-Ульяновский мужской монастырь - Не ради красного словца. Стихи Николая Козлова
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх
 

Не ради красного словца. Стихи Николая Козлова

***

Пурга дорогу заметелит,
Не видно неба, ни земли.
Ямщик в опасности смертельной
Вопит: «Родимая, вези!»

Бредёт саврасушка слепая,
Команд не слыша ямщика.
Пурга куражиться крутая...
Свобода, как же ты тяжка!..

Бери, хозяин, свои вожжи,
Да стегани мне по бокам!
Свободы, мне твоя дороже,
С кнутом и пряником рука.

           ***

Гаснут жизненные силы
В теле старческом его.
И душа отголосила
В перемешку зло, добро.

Потянуться хочет к Богу,
Словно к солнышку листок,
Но мирская сутолока
Свету Вечному полог.

И не чувствуя что в сердце
Бог стучится с малых лет,
Мы века-веков за предком,
Согрешая торим след.

Жизнь мертва и краткосрочна
Вне спасении души.
В прах летит сухим листочком
Совершая виражи.

            ***

Упала—встань, упала—встань
Душа, будь стойкой до кончины.
Веди с бесовской силой брань,
С своею волей самочинной.

Лукавых полчища врагов
Людей прельщают лжесвободой
И развращенные народы
Спешат во прах века-веков.

Святые падали отцы
И восставали многократно.
В блаженной вечности награда
Им от Спасителя венцы.

Терпи, душа, молись и кайся,
Не гнись под тяжестью креста.
Он мостик твой к воротам райским
И пропуск в Царствие Христа.

            ***

Верность Отечеству, подданных долг,
Жизни, служа, пологать им.
Верности с любящих требует Бог
В помощь излив благодати.

Память кратка у отчизны земной,
Рубит всё времени плаха.
Только причастники церкви святой
Чают подняться из праха.

Падала Русь, восставала опять,
Тысячу лет существует.
Не потеряла земли своей пядь
Веру не предав святую.

Будем же Богу в служенье верны,
Предком воспетой Отчизне,
Дабы и нам полагать свои жизни
В долготолетье страны.

           ***

Кружатся, падают листья осенние
Прах удобряют земной
Чтоб шелестеть ветерочку весеннему
Снова листвой молодой.

Дни мои зимние, вешние, летние
Кружатся осени дни.
Тихие, шумные, тёмные, светлые
Падают в память они.

Я ворошу дни-листочки опавшие
Воспоминанием своим.
Сентиментальной душа моя ставшая
Всё возвращается к ним.

Сонно вальсируют дни моей осени
Серой, пожухлой листвой,
Ветром житейским в круженье уносятся
К пристани – вечный покой.

Сколько кому пируэтов отпущено
Знать не позволено нам.
Верую я в воскресенье грядущее,
В милость и суд по делам.

            ***

Скажи, монах, с какого теста
Твои и тело, и душа.
Сам монастырь нашёл безвестный 
Иль Бог привёл, как малыша.

Послушник, инок рясофорный,
Клобук и мантия—монах
И в не тебя мирское море
Ломает судьбы на волнах.

А над тобой игумен строгий:
Молитва, пост, смиренье—путь.
И всё сильней печаль по Богу,
По небесам тоскует грудь.

Горит в ночи в кельюшке тесной
Огонь молитвенный дрожа,
Христовой стала чтоб невестой
С закваской Божией душа.

            ***

Держи в уме свой день последний,
Во аде ум—не согрешишь.
Господь подарит долголетье 
Для очищения души.

Чтоб стала в первом воскресенье
Для жизни в вечности она.
Во ад низвержен сатана,
На тысчу лет—стяжай смиренье.

Там будет враг освобождён,
Сотрёт меж ложью, правдой грани
В в погибель всем. Конец Времён,
Как тать, нечаянно нагрянет.
Грядущий Паки, страшный—суд
Одних во ад, других во царство.
Всем по делам своим воздастся
Когда телесность обретут.

           

       Троица.

В Пятидесятницу евреи
Стекаются в Ерусалим,
В воспоминанье Моисеем
Законов Божьих данных Им.

Совпало это с днём десятым
От вознесения Христа,
Ученики его и Матерь
Собрались вместе неспроста.

В час третий дня туманом с неба
Их дом залили до краёв
И огоньки зажглись волшебно
Над каждым из учеников.

Дан Дух Святой уму для знаний,
Разноязычие устам,
Нести смиренно крест страданий
И проповедовать Христа.

Раскрыт нам Бог трёхипостасный
Отцом и Сыном, и Огнём
И назван Троициным днём,
Пятидесятый день от Пасхи.

         

            ***

Почему—мы взываем к Тебе—
На земле справедливости нет?..
И стремимся облегчить себе
Предназначенный Промыслом крест.

Где князь мира во зле, без границ
Льёт неправедно слёзы и кровь,
Состраданьями чаша весов
Занимает уверенно низ.

Почему мы в тисках бытия,
Что мешает безропотно жить?..

Научи же людей, Судия,
Твоей Истине верно служить.

Свет спасительный видя во мгле,
Мы смиренно свой крест понесём.
Царство Божье уже на земле
Да почувствуем в сердце своём.

           

***


Не странно ли когда под старость
Вдруг человек начнёт писать
Стихи, рассказы, мемуары
На холст картины полагать?

Кусочки сердца отрывает
Чтоб оживить портрет, строку,
Хотя пусть даже понимает:

Быть рецензентом пауку.

Чудак, надеется быть может,
Его картина, быль, стишок,
На небесах, в скрижалях Божьих,
Оттиснут след наивных ног.

            ***

Ураганом яблоко сорвало,
Унесло неведомо куда,
Нет с душистых листьев покрывала,
Не видать родимого гнезда.

В прах земной несчастный грубо брошен
Весь в пыли, израненный лежит.
С ниоткуда взявшийся прохожий,
Обработав раны, говорит:
,,Много у меня овец заблудших,
Душу заложи и ты свою,
Счастие, надеюсь, не задушит
Ненависть когда волью мою.

Согласилось слабое созданье:
Заложив душонку воле злой
Попирай чужой свободы грани,
Сам судья и кодекс правовой.

Бога нет ­­- все принципы долой.

            ***

Твердят, твердили—жизнь бесценна!..
Наивный, думал вправду так:
Нет каждой личности замены,
Из нас последний не медяк.
А мы сжигаем драгоценную,
Как в стужу зимнюю дрова.
В базарный день как будто цену ей
Торговец—режем не дрожа.

С трибун кричат: ,,Народ—богатство!"
Волнами плещется любовь
Слова, как горстки медяков,
В толпу бросают панибратски,
В подтексте ж слов прекрасно видно:
В кольце венчальном пробы нет,
Во власть придя, жених завидный
Забудет напрочь свой обет.

И всё ж она, по мне, бесценна
И ты, и я—неповторим.
Закрой глаза и нет вселенной.
Жизнь— мирозданию аршин!

           

            ***

Берегите своих матерей,
Отдающих себя без остатка,
Ради вашего счастья, достатка,
Не считаяся с долей своей.

Дети, внуки по сердцу прошлись,
Но теперь её не замечают.
С горькой болью она понимает,
Никому не нужна её жизнь.

Почему и откуда росток
Бессердечности в нас прорастает,
Мама чувствуя это—страдает:
—Дочка, в тягость тебе я, сынок.

Человеку нельзя забывать,
Непреклонная всех поджидает,
Дети видят, во всём подражают,
Одинокими станем как мать.

Берегите своих матерей.
Поспешите в своё малолетство.
В теплоте материнского сердца
Растопите ледок поскорей.

            ***

Не говорите имя Бога всуе,
В святом писаньи сказано Христом.
Прости, Господь, то, что зачастую
Мы над своим безвластны языком.

Друг-друга не раздумывая судим,
Не ведаем частенько что творим,
На том суку сидим, который рубим,
И, Господи, спаси нас!—говорим.

Меж благом, злом, черта неуловима,
Так роза вырастает из шипов.
И мечемся меж правой силой, мнимой—
Бог вразуми—толкая с языков.

Произношу ли имя Бога всуе?..
Не всуе я его произношу.
С моей душой оно сосуществует:
Встаю с Господним именем, ложусь.

            ***

В жизни есть абсолютная ценность
Детством бесценное звать.
Между вечной, земной в пересменку
Начинаем лишь осознавать.

Поздно всё... Мы своё отыграли,
Дети вырасли, внуки давно.
Что посеяно, то собираем:
Кто плевелы, а кто-то зерно.

Детство—нравственный столп—основание,
Постамент, на котором стоять.
Жизнь не праздник—нельзя с опозданием
Маски  с истин важнейших снимать.
      

***

Изрек в сердцах:,, О времена о нравы"
В античный век оратор Цицерон
Что говорить, прошедшим век кровавый:
С винтовкой кто, кто с каторжным кайлом.
Двадцатый век, век ломок для отчизны,
Великих строек двух миров игры.
Что говорить сидящему на тризне,
Любимой в дробь разбившейся страны?

На стыке эр, веков реформы новые.
Их нравы нам уже не воспринять,
Не знают где границ свобода слова,
Где с правды можно ценники менять,
Тщеславие, где мода строит храмы,
Пиара для проходят крестный ход,
Бросают где детей кукушки-мамы,
Деревни превращаются в погост.

О времена, о нравы...сверх-безнравственно
Бросать детей в горнило временам.
Несёмся в пропасть с тостами во здравие,
На радость поджидающим врагам.
Стоят они с участием лукавым
Кусок жирней нацелены урвать.
Дай бог удержат внуки наши, правнуки
В руках земли одну-шестую часть.

***

Не пой политик дифирамбы
О светлом, будущем России.
Ты, лицедей, готов под рампой
Сыграть злодея роль, мессии.

Ведёт негласно Поднебесная
Аннексию земель сибирских.
Известно всем какую мессу
Диктует холм Капитолийский.

Не любит запад нас надменный.
Восток, понятно, дело тонкое.
Ещё какие перемены
Россию ждут, какие ломки,
Когда великие державы
Следят за нею алчным взглядом,
Не прочь состряпать волчье право,
Чтоб завладеть сибирским кладом.
Подобно это наводнению:
Прорвёт стену в момент критический.
Боюсь, Отчизна не успеет,
Решить вопрос демократический.

В нём слабина. По ,,Пояс каменный"
Отрежут земли наши кровные.
Сумеем ли их, как снегами,
Покрыть Российским триколором.

***

Преображение Господне—
Сын Божий в ризах для небес.
Как солнце, после беспогодья,
Всё осиял себя окрест.

Случилось это на Фаворе
В один из августовских дней,
К Нему сошли для разговора
Пророк Илья и Моисей:

О воле Божьей, о распятье,
О воскресенье со Христом
И глас с небес: Ему внимайте,
Вдруг прогремел как тихий гром.

В великом страхе, пав на травы,
Молились три ученика...
Испуг, восторг, Христову славу
Перенесли через века.

И воплотились на иконах
Христос, Илья и Моисей.
На литургию красным звоном
Колокола зовут людей.

Заходят радостные лица,
Переполняют Божий храм.
И мне сегодня не сидится—
Хвалу Спасителю воздам.

В Преображение Господне
Дары природы в дом несли,
И Спасом яблочным в народе
Сей праздник светлый нарекли.

 

   Иосиф Прекрасный

Родил Иосифа Иаков
И от Рахили, по мольбам.
Его любимый сын, однако,
Стал в ревность старшим сыновьям.

Был продан братьями Иосиф
И увезён, как раб, в Раав,
Где над народами вознёсся,
Сны о коровах и колосьях
У фараона разгадав.

Рукою правой фараона
Став, управлял его страной.
В голодный год с долин Сиона
Явились братья всей гурьбой,
Но во владыке не узнали
,,Сновидца", брата своего
И наяву в поклоне пали,
Как снопы, в детском сне его.

Простил он братьев сердцем кротким,
Отца с семейством приютил.
(Народ несметный с этой горстки
Господь к исходу прорастил.)

В чужой земле почил Иаков,
Благословив всех сыновей.
С великой почестью однако,
Был погребён в земле своей.

И перед смертию Иосиф,
Не ради красного словца,
Завет оставил—его кости,
Чтоб положили в гроб отца.

Века сгорели—Моисей,
Не без завещанных мощей
Повёл евреев к Ханаану.
Незаживающая рана
Их жизнь с тех пор в земле своей.

Суть о Иосифе прекрасном.
Он был прообразом Христа:
Разлука, рабство, все напасти,
Служение людям без пристрастно—
Ношенье тяжкого креста.


Назад к списку