Троице-Стефано-Ульяновский мужской монастырь - Чтоб не нагрянула беда. Стихи Николая Козлова
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх
 

Чтоб не нагрянула беда. Стихи Николая Козлова

* * *

Сжигай, судьба,

Сжигай меня

В своём костре времён.

Пусть вьётся дым день ото дня Прозрачный, словно сон.

Дровами где тоска, печаль,

Дров сладких больше пусть.

Поменьше горьких привечай,

Закрой бедовым путь.

 

Пускай пылает твой костёр. –

Народы всех цветов

Завяжут общий разговор,

Горя в единстве слов.

Клубится пусть в голубизну

Дымочек - жизнь, как сон...

Всё дальше, дальше - в глубину...

Туда, где нет времён.

          *  *  *

Врата открылись Божьего собора.

По красоте, по стати равных нет.

От праздничного, чудного убора

Таинственной нисходит жизни свет.

 

В лазури неба, в ризе белоснежной,

Слепят глаза златые купола.

Душе заблудшей, перезвоном нежным,

Благую весть поют колокола.

 

По дивным звукам, льющимся из храма,

Найдет в сердца тропинку Благодать.

Да будет Храм святителя Стефана

Овец в христово стадо собирать.

   *  *  *

Где ты, мой берег родной,

С синею лентой рекой,

Плесы − песок золотой.

 

Дымкой укрыты луга,

В стаечку сбились стога,

С небом обнялась тайга.

 

Их поцелуй − горизонт,

Солнышко миру дает.

Утра прекрасен восход.

 

Вьется змеей поворот,

Павой идёт теплоход,

Плещутся волны о борт.

Ивушка плачет в реке

Моя косички в воде,

Капают слезы везде.

 

Чайка парит над водой,

Крыльями с темной каймой

Вея лазурь голубой.

 

Дети бегут босиком,

Лето их сказочный дом.

Все гармонично кругом.

 

Спрятался берег родной

С синею лентой рекой

За временной пеленой.

      Книга памяти

Еще один закончен год,

Еще одна глава в романе,

О том, как жизнь моя течет,

Куда – загадывать не стану.

 

То – книга памяти моей,

С моей в соавторстве судьбою.

Уж глав седьмой десяток в ней,

Где я с развернутой душою.

 

Но не прочтет никто ее,

Я приоткрою содержанье:

В ней ядовитое зельё

И ддобродетель, и страданье.

 

В ней, от рожденья моего

И по текущую секунду,

Судьбой фиксируется всё:

За всё пред Тем в ответе буду,

 

Кто небо, землю сотворил,

И человека с ее праха,

Чтоб он Творца боготворил,

Не забывал о Божьем страхе.

 

Хотя, то страхом звать нельзя,

Что есть любовь Творца твореньем.

Роману быть ли с продолженьем,

Пусть воля будет не моя.

 

Настало время отмечать

Любимый нами с детства праздник,

Пускай минувшее подразнит,

Чтоб с сожаленьем вспоминать.

 

 

 

 

Иерусалим

 

Чей камень лег в тебя краеугольный

Вселенной центр – Сион, Ерусалим?

Века – веков тебя терзали войны,

Но став царю Давиду градом стольным,

Ты Божьим провидением храним.

Почил Давид и сын его достойный

Воссел на трон и расцвела земля.

Скот на лугах, бесчисленный, кормился,

Возделывались рощи и поля,

Народ за благо Господа молился.

 

Воздвигнув храм, премудрый Соломон,

В святилище вложил Ковчег Завета.

Объял евреев Божеский закон,

Как никогда… Увы, недолгим светом.

Растоптан храм, сожжен Ерусалим,

Пленен народ, убит Ковчег Завета.

Цари, народ виновны в этом,

Вернувшиеся к идолам своим.

И на руинах Иерусалима

Остался горький плач Иеремии.

 

По воле Божьей войны и стихии

Прошел народ, и время множит грех.

Как быть должно, родился Искупитель,

Но не был узнан Богочеловек.

И нашу боль, грехи понес Спаситель

 

Осанна в вышних!.. Его распни!..

Невежеством, продажным фарисейством

Тебе повешен, Иерусалим,

Голгофский крест спасения, злодейства.

 

Горит Христом зажженная свеча,

Зовущая во Царствие Небесное.

Но люди гибли, гибнут от меча,

Лежащего в руке иной конфессии.

 

Согласья, мира ждет Ерусалим,

Дождется ли Земля Обетованная,

Пока людское сердце – поле бранное,

Господь не вспашет промыслом Своим?..

 

***

Что человеческое слово?..

Отнюдь, не истина, не свет.

Оно пожертвовать готово,

Оно – носитель тяжких бед.

 

Оно – подъем, паденье наше:

Словами нас боготворят,

Словами нравственно упавших

В единый с тварью ставят ряд.

 

Любви слова – горячий пламень,

Слова презрительные – лед,

А слово мстительное – камень –

На пораженье в сердце бьет.

 

Летят слова, несутся в вечность

Любовь и ненависть неся.

Пора понять, за все словечки

Ответит Богу наше я.

 

***

Тюльпаны, розы, ветвь сирени…

Гвоздик пылающих нарви…

Уместны в праздник, день рожденья,

В знак уважения, любви.

 

Но день, другой – краса завянет,

Повиснут грустно лепестки,

Нас уважать не больше станут

И не уменьшится  тоски.

 

И мы, страдальцы ль мирозданья,

Цветы для прихоти ли чьей?..

Жизнь наша – счастья ожиданье

И неминуемость скорбей.

 

***

О тебе, моя Родина, сложено

Много песен и как не слагать?

Ты с годами милее, дороже мне,

Как, старушкою ставшая, мать.

 

О твоей самобытной истории

По легендам, по сказкам сужу.

По следам нашим, предкам проторенным,

Я по карте России брожу.

 

Ты народы хранишь разноликие

В узелочках, как денежки, Русь.

Сыновьями твоими великими

Со слезой умиленья горжусь.

Чудеса не прельщают заморские,

С райским садом не надо угла.

Мне дороже леса припечорские,

Южнорусских степей полоса.

 

Неужели и Ты Богом избрана, -

Как евреи, страдаешь, грешишь?

Сотни лет, очищаяся тризнами,

Усмиряешь порывы души.

 

Август

Июнь, июль, но как небесно – Август!

Преображенья в нем посеян свет.

Пух тополиный кружит запоздавший,

Прощальный исполняя пируэт.

 

Еще тепло, но воздух, остывая,

В час утренний туманами висит.

Заморский рай зовет пернатых в стаи,

Вот-вот помашут крылышком: «mersi»!

 

В полутонах меж осенью и летом

Неуловимость, импрессионизм.

Остановить нельзя мгновенья эти,

Теченья, называемого – жизнь.

 

День ото дня оно всё тише, тише –

Пусть дозревают нивы и поля.

В реке уже не плещутся мальчишки –

Намедни остудил пророк Илья.

 

С ленцой встают, ложатся раньше зори,

Кратка, пуглива жаворонка звень.

Уж за дарами из лесного моря,

Спешат с лукошком все, кому не лень.

 

Природы вид немножечко уставший

Наводит на лирический настрой.

Ты в мир меня привел, любимый август,

И проводи, настанет час, в иной.

 

***

Я живу в городском муравейнике,

Но корнями в родимом краю,

Малолетство моё где развеяно,

Моих предков последний приют;

 

Где колючие вьюги с морозами,

Где витает романтики дух,

Где врачует страда сенокосная

Сердца юного тайный недуг.

 

Ночи белые, зори с закатами

И рыбалка у сонной реки.

Озорные ребята с девчатами

Завязались навек в узелки.

 

Подожди, подскажи, наша реченька,

Где родные мои, где друзья?

Твои воды сливаются с вечностью,

Нашу юность с собой унеся.

 

Всё проходит, пройдёт…В моё прошлое

Эти строки обратный билет,

И порою из памятной ноши я

Достаю узелочки тех лет.

***

Живя в содоме, человек,

Впивай языческий дурман.

Пускай беснуется шаман –

Твой эскулап и оберег.

 

Астролог нынче твой пророк,

Подскажет, где соломку класть

Надёжно, вовремя и впрок,

Лишь постараться б не упасть.

 

Но если где споткнёшься вдруг,

Нежданно ногу подвернёшь,

Моля о помощи звезду

Ты состраданье не найдёшь,

 

Вернись к религии отцов,

У Бога милости проси.

Несущий свет, добро, любовь

Овцу заблудшую простит.

 

***

Будь слушать скор, на слово медлен гнев –

В послании апостола Иакова.

А мы друг другу закрываем зев,

Себя считая чуть ли не оракулом.

 

Нас хлебом не корми – дай осудить,

Сучок в глазах заметив у собрата.

В свои, рядитель, зенки погляди –

Торчит бревно в которых в два обхвата.

 

Проклятья, ложь, и лесть, и клевета

Летят из уст, как с ящика Пандоры.

Топи их, не щадя, в житейском море

И миротворцем нарекут тебя.

 

Язык наш друг, язык наш злейший враг –

Словами наши мысли окрыляет,

Способен вознести до высших благ

И в бездну горделивого толкает.

 

 

 

 

              Титаник

 

Единый день, короткий час

Порой даётся человеку,

Чтобы прославится навеки,

Или навеки в бездну впасть.

 

Вершину духа, дно его,
Души и тела содроганье,
Запечатлел идя на дно
,,Непотопляемый" Титаник.

Блеск-нищета, надежды ад
Переплелись в едином часе,
Над гордым разумом, над счастьем
Лукавый век смеяться рад.

И потому в морской пучине
Лежат их кости сотню лет.
Скажи, судьба, в каких гостиных
Их души ждут грядущий Свет.

Придет Он молнией, нежданно,
Восток и запад озарит,
А мир надменный, как Титаник,

В пучину адову спешит.

 

 

 

***

Век двадцатый покрыт двадцать первым

И нет крови великой, ни слёз.

Дань скорбям отдавая безмерным

Не оставил Россию Христос.

И возводятся новые храмы,

Открываются монастыри,

Исцеляют душевные раны

Песнопеньем святых литургий.

 

Хорошо на душе и тревожно -

Лже-свободой растленный народ

По духовным путям многосложным

Сердце слёзное-ль Богу несёт?..

 

Чтоб изгнал из души силы злые

По мольбам покаянным Христос

И свой крест, купола золотые

Над Россией навеки вознёс.

 

* * *

В мелодии звука струны потаённой,

Внимая ночной тишине,

Далёкий, далёкий напев монотонный

Всё ближе, яснее во мне.

 

Хрустальная трель родникового пенья

Тоской наливается в грудь,

Душа, забывая о мрачном застенке,

В тотчас отправляется в путь. –

 

С астральных миров, галактической пыли,

Где берег родимый уснул,

Из грёз и мечтаний, из сказок и были,

От стука сердец слышен гул.

 

По милой мелодии дальше и дальше

Летит, наслаждаясь, она, –

С Морфеем Бессонница драться уставши,

Упала в обьятия сна.

 

 

 

* * *

Заря чудесного младенца

На божий свет произвела,

Укрыв туманом – полотенцем

Сыночка Утром нарекла.

 

Растёт ребёночек, резвится

Не по годам, а по часам,

Росой умывшись серебристой

Внимает жизни голосам.

 

Шумит, кипит, бурлит работа –

Мужчину Полднем называть.

Он облаками капли пота

Не успевает вытирать.

 

Пришла с усталостью прохлада,

Присуща Вечеру она,

В котором есть одна отрада –

Отдать себя объятьям сна.

 

Где сон – там таинство, там вечность,

Себя где можно потерять,

Метаморфозою где Вечер

Готов к рождению опять.

 

***

Молчи...

И мысли, и мечты таи.

Но знай, ты будешь одинок;

Не полубог и не святой

В разладе вечном сам с собой,

Гордыней, холодом объят,

С высот незримых род людской

Цинизмом молча поливай.

Но знай: тоски гордыни гнев.

Плодом сумеет прорасти.

Поганый плод как ржа, как червь.

Сгрызёт душонку изнутри.

И веры нет в добро, любовь,

Желаний, воли к жизни-нет.

Во прах земной шагнуть готов,

Да держит страх - Творца запрет.

 

Нельзя безмолвствуя таить

И мысли, и мечты свои;

С тоской глядеть на звёздный свет,

В ночной тиши, во цвете лет.

 

 

***
В моей памяти тени остались
От навеки ушедших людей.
В переходах ли где затерялись
Нескончаемых дней и ночей?..

Может быть за годами-горами
Буреломы, крутой перевал,
Иль со счастьем встретились там и
Путь обратный никто не искал?..

Может быть, может быть...я считаю
Между нами нетленная нить.
Я семейный альбом поднимаю,
Чтобы образы их оживить.

Мать, отец, наши дяди и тёти...
Сколько близких родных и друзей
Отошли в землю- матушку плотью,
Но остались в нас сутью своей.

***

Человек божественное право
Ловко подгоняет под себя.
Радует, что в лоно православья
Вновь стремится Родина моя.

Храмы и обители святые
Возрождают в сёлах, городах,
Но слова Спасителя, простые,
Прорастают ли в людских сердцах?

Может быть, на почве каменистой,
Всходы засыхают без корней,
В этой жизни суетной, тернистой
Дефицит живительных лучей?

Может на широкую дорогу
Сеятвы ложатся семена,
Попирают их идущих ноги,
Зёрна похищают силы зла?

Может быть... но образ и подобье,
Ты, к духовной нищете стремись.
В судный день, как Господу удобно,
Отделит овечек от козлищ.

***

Одинок человек, одинока,
Одинока душа у него.
Скрыто что за телесным пологом
Не узнать никому, ничего.

И сама для себя она тайна,
Образ Божий, в пути к полноте.
И в глубинах её не случайно
Благодать с духом злобы в вражде

Воевать им в душевной утробе
Суждено до скончания лет,
Но Спаситель, за статус особый,
Заключил с нами Новый Завет.

И во тьме Слово Божие светит
Жить народы уча не греша,
И любовью Христовой согрета
Одинокая прежде душа.

***

Стараюсь реже букву,,Я''
Произносить в теченье дня.
Ведёт к погибели меня
Гордыня, в ней сидящая.

Ступенькой выше буква ,,Ю''
Любима мною потому,
Что с ней взываем ко Христу:
Люблю, молю, благодарю.

 

Авось

Не надо смеяться над русским авось,
Оно упованье на Бога
Для верящих истинно крепкая трость,
Соломинка в вере убогим.

У знатных слетает порой с языка,
Привычно у простолюдина.
Авось не мешает им верить в Христа,
И быть помогает с Единым.

Народ  деревенский встаёт на заре,
С молитвой встречая день новый.
- Авось будет вёдро , роса на дворе -
Мужицкое с верою слово.

Запряг мужичок лошадёнку свою,
На ярмарку нынче собрался:
-Управлюсь с делами, авось не напьюсь -
Пред Богом хозяйке поклялся.

Вот туча поднялась и гром прогремел,
Крестом мужичок осенился,
И здравым остался, и дождь подоспел,
Авось даст посевам пробиться.

Боящийся Бога, ни шагу небось,
Не ступит без должной молитвы,
Но после молитвы, солдат, перед битвой
Промолвит: не згину авось.

Подъём и паденье, лихие года
Господь попускает России.
Смиренье и вольность в авоси пассивной,
Неверие, вера в Христа.

Богато словарным запасом небось
«Великое Русское Слово».
Порвать на кусочки Россию готовым
Оно не позволит авось.

            ***

Завета ветхого страницы
Нас переносят в глубь веков.
Идут народы, вереницей,
Путями торными отцов.

И я шагаю вместе с ними
Их радость, боль перенося.
С народом я что Бог единый
Ведёт язычников разя.

 

Своих за идолопоклонство
Карал сурово Моисей.
Не стал веками благосклонней
В служенье Господу еврей.

Грешил и каялся, и плакал,
И вновь кумиров сотворял.
Господь его, как Исаака,
Заместо жертвы полагал.

 

Блажен, презревший нечестивых,
В законе Господа живя.
Тучны его стада и нивы,
В колчанье стрелы-сыновья.

 

А я по главам дальше, дальше
Из века в век перехожу.
В народах юных мало фальши,
От их жестокости дрожу.

Царей, пророков убивают
Детей и женщин, стариков.
Господь им скорби попускает
И льётся кровь, и льётся кровь.

 

Вот от иуды, веньямина
Отпал Израиль - Божья мзда
В плен Вавилонский, словно в тину
Народ отправлен на века.

Не много времени-иуда
И веньямин в плену за ним.
Великий храм-обломков груда,
В руинах Иерусалим.

 

Но через Кира, Артаксеркса,
Прощённый Богом иудей,
Построил храм, стеною крепкой
Ерусалим закрыл скорей.

 

Придёт Царь Правды, по пророкам,
Спасёт израиль от врагов.
Но времена сокрыты, сроки
И ждёт народ века-веков.

 

Страницы Ветхого Завета
С грехопадения ведут
Народы к Истинному Свету,
К тому, кого Христом зовут.

 

 

               Крым

 

Казалось мне, слаба Россия,
Угас былой патриотизм,
Лжедемократии спесивой
Меч раздирающий завис.

Но тут, над шумной Украиной,
Поплыл майдана злобный дым,
И, словно сжатая пружина,
Русскоязычный вспрянул Крым.


­-,,Мы твой народ, бесправье душит,
Россия, Путин-заступись!..
Восстала Русь единодушно
Как защищая свою жизнь

И Крым у нас, наш Севастополь
Стоит Российский в бухте флот.
Со всех сторон бессильный вопль
России недруг издаёт.

 

Спасибо Крым, Спасибо Путин-
Едины мы как никогда.
Дышать давайте общей грудью,
Чтоб не нагрянула беда.

 


Назад к списку